08.11.2018 19:53

Российские ВВС планируют использовать роботов в качестве операторов целеуказания

Современные «умные» бомбы и артиллерия обладают большой поражающей мощью. Но, несмотря на свою интеллектуальную начинку, они нуждаются в получении целеуказания от человека. А это означает, что операторы наведения должны находиться рядом с врагом, чтобы видеть его. Это, в свою очередь, значит — враг может их легко обнаружить.

Поэтому у российских специалистов возникла идея: пусть этим рискованным делом занимаются роботы.

Как пишут СМИ, российские ВВС планируют создание автоматических операторов наведения. Это будут наземные авианаводчики на платформе гусеничных роботов, и воздушные — на дронах.

Во время боя робот-наводчик на дронах будут работать независимо, тчонее — с минимальным вмешательством операторов. Такле вмешательство оператора потребуется только в сложной и нестандартной ситуации. И воздушные, и наземные роботы будут снабжены специальным разведывательным оборудованием и аппаратурой наведения. Такой робот будет способен обнаружить цель, определить её параметры и передать координаты на командный пункт или на самолёт воздушно-космических сил. Оборудование включает в себя лазерный дальномер, видеокамеру высокого разрешения, тепловизор и навигационную систему.

Робот определит тип обнаруженной цели — будь то танк, пулемётное гнездо, артиллерийская система или ракетный комплекс. Искусственный интеллект определит тип оружие, наиболее подходящее для уничтожения цели, а также различит своих солдат и бойцов противника.

Затем робот подсветит цель лазерным целеуказателем для наведения «умных бомб».  По словам российского генерала, робот-наводчик должен поддерживать прямой контакт с самолётом, а не передавать информацию через командный пункт.

Российским авианаводчикам сильно досталось во время афганской войны. В Сирии в 2016 году офицер спецназа, занимавшийся наведением на цель авиации, попал в окружении боевиков и погиб, вызвав авиаудар на себя.

Но можно ли доверять роботу такую важную задачу как целеуказание для авиации и артиллерийского огня? В определённых пределах, они уже это делают. В Пентагоне любят говорить, что в процедуре запуска ракеты всегда присутствует человек, но в действительности степень автоматизации в системе активации, датчиках и системах наведения такова, что, скорее, люди зависят от машин.

Но особенно сложная работа авиационного наводчика, которому приходится вызывать авиаудар в точку в полусотне метров от своих войск. Во второй мировой войне, по некоторым оценкам, 21 процент потерь были вызваны «дружественным огнём».

Чарли Хейдал, в прошлом специалист тактического управления ВВС, сомневается в возможностях роботов-наводчиков. «Я думаю, роботы — напрасная трата сил. Специалисты ВВС должны принимать участие в подготовке планов сухопутного командования, а также присутствовать при исполнении этих планов. Сомневаюсь, что существующие роботы способны идти в ногу с группой спецназа, продвигающейся к цели по пересечённой местности, включая преодоление стен, заборов, зданий, руин, и тому подобное».

Но с роботами-наводчиками существует и другая проблема. Масштабная война — такая, как Вторая мировая — по-видимому, осталась в прошлом. На смену ей пришли полупартизанские действия, как в Афганистане и Сирии, или ограниченная обычная война, например, в Южно-Китайском море или в Восточной Европе. Возможно вовлечение гражданских лиц, с прячущимися среди них партизанами, а характерная для 20-го века гибель гражданских лиц станет неприемлемой в веке 21-ом.

Возможно, робот способен отличить танк от школьного автобуса, или вражеский танк от своего. Хотя, если не сможет — то первый же случай применения робота станет последним. Всегда в противостоянии людей и машин есть элемент интуиции, подсказывающий, что та группа людей — это крестьяне, направляющиеся на рынок, а не партизанский отряд. Посмотрим, смогут ли машины делать такое различие.