11.10.2018 21:10

Оксли: Маркес и Довициозо - Шванц и Рейни наших дней?

Обозреватель MotoGP Мэт Оксли углубился в тему, которую подняли на пресс-конференции после гонки в Таиланде. Марк Маркес и Андреа Довициозо - яркие образцы двух стилей пилотирования: агрессивного и плавного. 30 лет назад в MotoGP соперничали такие же пилоты - всегда резкий Кевин Шванц и всегда спокойный Уэйн Рейни.

Пилотаж - не та вещь, которая полностью определяется пилотом. Это компромисс между привычками гонщика и характером мотоцикла. Шванц доводил свой Suzuki RGV500 до предела на торможении, потому что аппарату не хватало мощности. Рейни мог избегать крайностей, так как динамика Yamaha YZR500 была сбалансированнее, но не все были сезоны были такими, пока они соперничали в 1988 - 1993 годах. Обычно, чем хуже мотоцикл, тем жестче приходится ездить. Оба американца прошли разные ступени эволюции своих аппаратов.

Маркес обыграл Довициозо в последнем повороте гонки. Пилот Ducati на мгновение вышел вперед, но всё же перетормозил самого себя. Пилот Honda использовал против него маневр, на который сам попадался несколько раз. Агрессивный Маркес не так давно пришел к выводу, что адаптация стиля Довициозо пойдет ему на пользу. Подход работает, но до определенной степени. Они ездят так, как того требуют мотоциклы. Во времена Шванца и Рейни было так же:

На воскресной послегоночной медиа-конференции кто-то спросил Марка Маркеса и Андреа Довициозо, являются ли они сегодняшними Кевином Шванцом и Уэйном Рейни. Это был хороший вопрос, особенно после того боя на износ на последнем круге, который навеял воспоминания о величайшей перестрелке последнего круга между двумя американцами, которые хозяйничали в гонках Гран-При в поздних 80-х и ранних 90-х. Конечно, эпичный 4,2-мильный молниеносный взрыв, каким был Хокенхайм, и приземленная асфальтовая "клякса", которой является Бурирам - это натянутое сравнение, но не тут-то было...

Май 1991-го, и это второй визит Шванца и Рейни на Хокенхайм. Они всё еще смертоносные соперники, которых больше волнует избиение друг друга, чем выигрывание гонок. В этот раз и то, и другое. Это последний круг, и далеко впереди пелотона пара, играющая в страшные слипстримовые игры в глубоком темном лесу, который окружает большую часть старинного германского местечка. Оба точно знали, что грядет: длинная лесная петля Хокенхайма заканчивается прямиком под шестую передачу, затем 90-градусный правый, который ведет их на последний сектор, просматривающийся с громадных бетонных трибун, набитых шумными немцами.

[embedded content]

Там нет сверхразмерных ТВ-экранов, рассказывающих фанатам, что происходит. Всё что они знают - это то, что они слышат: стаккато крика комментатора и крещендо злобного рыка двух пятисоток на высокой передаче, доносящегося, когда они едут на шестой передаче. Что происходит следом, это материал из гоночной легенды - один из величайших обгонов всех времен, - хотя, как всегда, есть крошечный разрыв между мифом и явью.

Ведет чемпион мира Рейни, Шванц плотно вклинивается в его поток, всасывая выхлопные газы его "Ямахи". Лидер выпрямляется для торможения, позднего до невозможности. Шванц выпрыгивает из-за Рейни справа и катит на своих тормозах, задок его "Сузуки" бросает туда-сюда, задняя шина набивает на асфальте азбуку Морзе, пока он вжимает тормоз. Он бесконтролен. Оба упадут?

Почти, но не совсем. Просто Шванц только-только улаживает это перед поворотом, в котором он так глубоко, что ничего не поделать, кроме как провести огромный блок-обгон Рейни, у которого два варианта: уступить или разбиться. Он выбирает вариант 1. Шванц выигрывает гонку менее чем в 0,020 секунды, и он в экстазе. Рейни выбешен до предела (используем американскую местную речь), и часть его, вероятно, до сих пор.

На деле то, что выглядело типичным маневром Шванца "увидь бога и затормози", не было именно этим. На длинной прямой перед стадионом Рейни не использовал свою обычную линию, так что у него была другая точка-ориентир, так что он затормозил слегка рановато, и Шванц чуть не протаранил его. Когда он выскачил из потока, его главной целью было избежать столкновения, а не вытащить незабываемый обгон. И причина, по которой он "нарисовал" так много резины своей задней шиной, была в том, что он переключил вниз слишком много передач, до первой вместо второй.

В Бурираме в воскресенье Маркес исчерпал заднюю шину, так что у него было недостаточно тяги на выходе из правого поворота 11, что делало его легкой добычей для Довициозо в последующем и финальном повороте. На предпоследнем круге итальянец накатил на Маркеса из 11-го, поравнялся с ним и чисто перетормозил его на входе на остановочный поворот 12.

На последнем круге Маркес постарался избежать этого, добавив немного скорости на выходе из 11-го. Этого еще не хватало, чтобы предотвратить атаку, но в этот раз Довициозо не смог оказаться рядом до того, как ударить по тормозам, так что ему пришлось запустить свою атаку сзади. Эти два метра значили всё: Довициозо не совсем смог остановить свой Ducati, и у Маркеса получилось подрезать изнутри и выиграть гонку, точно как Довициозо делал с ним в Австрии и Японии в прошлом году, и в Катаре в этом году.

В 1991-м не было суперзамедления, так что мы никогда не препарируем атаку в заносе Шванца на Рейни на нескольких тысячах кадров в секунду, но теперь есть, и тот финальный поворот был поэзией. Маркес знал, грядет атака, так что он припозднился, как может припоздниться на тормозах. Его передняя шина подскакивает на волнистом асфальте, который подкидывает задок байка в воздух. Весь мотоцикл начинает вращаться вокруг рулевой колонки, он машет влево летящей задней шиной.

В то же время Довициозо решил, что "смерть или слава", метафорично выражаясь. Он дернул свой байк вправо от Марка и ухватился за тормоза, его задняя шина колеблется вправо, но в более контролирующей манере, и вообще явно не теряя контакт с гоночный треком. Это важно, потому что в эру Michelin ездокам нужно, чтобы задняя шина помогала им останавливать байк, чего у них не было в эру Bridgestone.

Даже так этого не совсем достаточно. Маркес уже заваливается в поворот, когда Довициозо блокирует его обгоном. За мгновение Маркес меняет свой план: на момент он поднимает свою Hondа так, что можно сильнее приложиться к переднему тормозу. В этот раз перед содрогается как сумасшедший, но у него получается снять больше скорости, чем у Довициозо, который уже в повороте. С меньшей скоростью на апексе Маркес может живее повернуть своим байком, так что пока Довициозо еще заканчивает поворот на боковине своих шин, Маркес целится и выстреливает на финишную черту.

Так кто их них Шванц, и кто Рейни? Настолько лицемерный вопрос вызвал громкий смех Маркеса.

- "Я не знаю, но да, может, Шванц - это я", ухмыляется он.- "Конечно, я - Рейни, не Кевин", сказал Довициозо.- "Дови больше тормозит под контролем, тогда как я больше на пределе, на той особой точке торможения, которая у каждого есть на уме. Но моя мишень - изменить мой стиль. Я стараюсь быть больше в стиле Дови: плавное торможение, чуть-чуть наклона и разгон, но на момент это невозможно.

Сегодня мы махнулись стилями: я был Дови, а он был Марком. Он правда быстро въехал в последний поворот и прошел слегка широковато, но был очень-очень близок к достижению его цели с чем-то вроде блок-обгона, но я смог сильнее остановиться на последних метрах. Это был точно такой же маневр, как в Австрии в прошлом году". (Но наоборот).

Довициозо объясняет, что разные механические характеры Ducati Desmosedici и Honda RC213V делают их дуэли такими занимательными.

"Думаю, стиль Марка идет тем же путем, что Honda - очень юркий и агрессивный. Мой стиль чуть расслабленнее, но наш байк приходится так водить. Марк не сможет водить Ducati так, как он водит Honda, точно как я не смогу водить Honda так же, как я вожу Ducati. Вот почему наши битвы так хороши - потому что его подход к торможению и его линиям противоположен моему. Мы изучаем его и стараемся быть лучше, где он лучше, но всё равно большая разница по стилям и байкам".

Седьмая за год победа Маркеса, которая дает ему шанс запечатать его пятый титул за шесть сезонов к следующему разу в Мотеги, далась совсем не легко. Michelin создал особые теплостойкие задние шины для Бурирама, что потребовало хитрых изменений в электронике.

"Моя команда работала в боксах до 10.30 вечера [субботы], потому что у нас были проблемы, которых мы не понимали", он объясняет. "Я выехал на гонку с другими электронными настройками, потому что у нас были затруднения в нескольких областях, в которых обычно у нас нет проблем. Даже в гонке я терял две-три десятых разгона на выходе из последнего и первого поворота. Наша электроника работала не лучшим образом, так что не чувствовалось, что разгон такой, как я хотел".

Бурирам для Довициозо был противоположностью. "В прошлом мы даже не могли биться за подиум на треках, где такой высокий расход шины", он сказал. "Но сейчас мы можем поставить Марка в трудную ситуацию, так что думаю, мы сделали огромный шаг".

Ducati проиграла бой за титул этого года из-за трудностей ранее в сезоне, так что взгляд Довициозо уже устремлен в 2019-й. "Мы гоняем не ради чемпионата", он сказал. "Мы гоняем, стараясь получать максимальные результаты и разрабатывать байк для следующего года".

Но они правда теперешние Шванц и Рейни? Да и нет. Маркес - это Шванц, но уже выигравший на четыре мировых титула премьер-класса больше, чем чемпион GP500 1993-го. Довициозо - это Рейни, но пока не выигравший корону премьер-класса, тогда как Рейни последовательно выиграл три с 1990-го по 1992-й.

Причина, по которой они оба видят в самих себе что-то от американских легенд, в том, что они явно имеют что-то общее. Когда Маркес достигает предела своего мотоцикла, он использует свой чужеземный талант, чтобы объехать этот предел со стороны. Прямо как Шванц объезжал. А когда Довициозо достигает предела своего мотоцикла, он думает о том, как приспособить свою машину для расширения этого предела, и затем проезжает сквозь него. Скорее, как Рейни проезжал.

Работают оба способа, хотя у Маркеса больше процент успешности, особенно в эру Michelin, когда шины иногда бросают райдерам крученую подачу. Вот где волшебная техника Маркеса "компенсируй-пока-разбираешься" оставляет его соперников барахтаться. У него есть смелость и навык поднажать там, где никто не дерзает. А кто дерзает, выигрывает.